07:02 

[nothing hurts]

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
Ввязался в очередной дурацкий флэшмоб.
Суть: каждый день в течение недели рассказывать что-то о своём детстве.

День 1 - страхи.
День 2 - любимая игрушка.
День 3 - самое светлое воспоминание.
День 4 - лучший друг.
День 5 - самое болезненное воспоминание.
День 6 - родители.
День 7 - 10 случайных фактов из детства.

Насильно заставлять кого-то устраивать подобное не буду; кому вдруг захочется поучаствовать - вперёд и с песней.

День первый. (будем считать, что уже понедельник)

В детстве я панически боялся темноты.

Я укрывался с головой одеялом и задыхался в этом душном коконе до тех пор, пока меня не начинал одолевать сон. Тогда мне становилось практически безразлично всё то, что происходило вне моего маленького мирка, и я осмеливался отогнуть край одеяла и начать дышать полной грудью.

Однажды мама купила мне упаковку жевательной резинки; вместо привычных наклеек с автомобилями и мультяшками там обнаружились две переводные картинки с изображениями драконов. Тем же вечером я обзавёлся устрашающими монстрами на обеих руках. Это была первая ночь, которую я провёл без многочасового бдения в плену одеяла. Я свято верил, что драконы охраняют меня, а потому ни одно чудовище, затаившееся во тьме, не посмеет на меня напасть. Уж не знаю, было ли это воздействием магии драконов, но с тех пор я совершенно перестал бояться темноты.

День второй.

Стоит заметить, что справиться с боязнью темноты мне помогал не только кокон из одеяла. Помню, однажды мне подарили забавную мягкую игрушку. Каждый вечер я стискивал подаренного тигрёнка в молодецких объятиях, наотрез отказываясь укладываться спать без маленького полосатого друга.

Но это всё лирика. Не могу сказать, что в детстве я был чересчур привязан к какой-то определённой игрушке. У меня никогда их и не было особо много, если уж честно. Родился я в 92-ом, а разжиться игрушками в те годы могла себе позволить отнюдь не каждая семья.

Так, ещё я помню огромного розового плюшевого медведя (медведь этот когда-то казался мне настоящим великаном) и внушительных размеров крокодила, набитого поролоном. Крокодил этот, к слову, всё ещё обитает в моей квартире и вполне себе пристойно выглядит.

Пожалуй, это даже к лучшему, что на настоящий момент сохранилась лишь малая часть вещей из моего такого далёкого детства. Кажется, я где-то писал уже, что отрочество моё едва ли можно сравнить с безмятежным порханием голубой бабочки над цветущей лужайкой. Лишние воспоминания - и напоминания - мне вовсе ни к чему, а потому приходится весьма кстати и отсутствие вещественных доказательств того, что на этой планете я появился не в возрасте семнадцати лет, будучи результатом приступа жесточайшей мигрени у моей родительницы.

День третий.

Сложно выделить что-то определённое; кажется, что те далёкие дни уже давно смазались в моей памяти, трансформировавшись в чёрно-белую череду кадров с редкими яркими пятнами на плёнке. Я помню, как мама однажды привела меня в парк и едва не наступила на ужа. От её визга поголовье пингвинов Антарктики уменьшилось ровно вдвое, я не сомневаюсь.
А ещё у матери где-то хранится моя детсадовская фотография, где я сжимаю пухленькими ручонками букет гладиолусов едва ли не с меня ростом.

Я помню, как когда-то давно кормил с ладони подросших цыплят; помню, что у папы была большая красная спортивная сумка, с которой он приезжал за мной в деревню к бабушке; помню пышные заросли плюща у забора и пылающие головы золотого шара; помню двойную радугу над зданием моей первой школы №4; помню, как однажды у нас дома жил ёж: кажется, был конец ноября, а бедный ёж отчего-то оказался не подготовлен к наступлению холодов. Отец принёс его в дом в меховой шапке, ёж славно перезимовал в ней, а по весне был возвращён на свою поляну. Я помню, как мы с Аке собирали абрикосы у неё на даче: мы боялись огромных пауков и вечно старались ветками сбить паутину в сторону, но как-то раз я отправил громадного паука в полёт прямо на макушку Аке - и в тот момент в Антарктике вымерли уцелевшие в прошлый раз пингвины.

Если поразмыслить, у меня сохранилось довольно много светлых и счастливых воспоминаний о детстве. Жаль только, что этого не вполне достаточно, чтобы сделать не такими значительными куда менее радужные события прошлых лет.

День четвёртый.

Я могу петь дифирамбы разным людям, но моим первым настоящим другом навсегда останется именно Аке.
Познакомили нас ещё в раннем детстве; родительницы наши вместе отправлялись на прогулки, предварительно запихав в коляски звонко верещащий (Аке) и сосредоточенно пыхтящий (я) компактные свёртки.
Мы были 'детьми с одного двора' (сколь много в этой фразе!); мы какое-то время ходили вместе в один и тот же детский сад; в школу Аке пошла на год позже, чтобы непременно попасть в один класс со мной.

Конечно, порой мы ссорились, а как же иначе? Но всегда было то, что заставляло меня вернуться; то, что заставляло других завидовать нам; то, что из года в год делало нашу дружбу крепче; то, что в итоге превратило её в родственные взаимоотношения, когда ты принимаешь человека со всеми его недостатками и пороками уже просто потому, что вы целую жизнь вместе.

Был бы я человеком другого склада характера, мне, возможно, было бы больно из-за того, что в наших отношениях зияет огромная прореха, периодически издающая угрожающий треск чересчур натянувшейся ткани. Но чёрствость мою, боюсь, уже не вытравить никакими спиртами, кислотами и щелочами, а оттого так здорово, что Аке всё-таки старается заштопать белыми нитками красное полотнище, сотканное нами за прошедшие двадцать лет.

И как же много того, что связывает нас!.. Всего и не упомнить.
Да и нужно ли? Я знаю, что это было; Аке знает; а что до остальных - да кому какое дело.
Всегда есть что-то, что принадлежит только нам двоим. И я чертовски рад, что Аке забросила свой дневник на дайри, потому как едва ли мне бы хотелось, чтобы она заподозрила меня в слащавой сентиментальности, коей тут в избытке.

День пятый.


Как я уже отмечал, воспоминаний, вызывающих у меня положительные эмоции, с трудом хватает, чтобы удерживать меня от падения в пучину шизофрении, маниакально-депрессивного психоза и прочих радостей жизни каждого прекрасного человека.

Сегодня пятый день этой чудо-викторины; мне следовало бы рассказать о событии, всякое воспоминание о котором вызывает у меня сильнейшую головную боль, реки слёз и... и что там ещё по списку?

Сперва я хотел написать о смерти моего кота. Но потом я понял, что воспоминания об этом эпизоде заставляют меня испытывать лишь светлую грусть, а потому я решил, что было бы не вполне честно рассказывать о том, что уже давно отболело и оставило лишь тонкую светлую полоску шрама на моём сердце. Поэтому я напишу здесь о том, почему я не люблю свой день рождения и всегда стараюсь изолировать себя от общества, дабы не быть вовлечённым в бурную феерию в честь оного события.

Сложно сказать, что на тот момент я был ребёнком: мне исполнялось 14 лет, подростковый такой возраст, гормоны и прочая чушь. До этого я свои дни рождения воспринимал с большой долей воодушевления и всегда радостно их отмечал в компании наиболее близких и приятных мне людей. Возможно, так было бы и сейчас, если бы двадцать седьмого апреля две тысячи шестого года я не словил потрясающий хук справа в челюсть от своего отца.

Это был четверг, а на следующий день после занятий в школе я планировал отправиться с группой одноклассников в кафешку, дабы славно отметить четырнадцатилетие. Но день рождения-то у меня был 27-го. И именно в этот день я и получил свой самый незабываемый подарок в жизни.

Конечно, отец был пьян. Разумеется, мать была на работе, а я абсолютно не пытался скрыть своё презрение и негодование. Мне было четырнадцать, помните? В этом возрасте тебе абсолютно безразличны какие-то там авторитеты и предписанные нормы. С другой стороны, какой из моего отца в тот момент мог быть авторитет. Впрочем, сам он так не считал, о чём в скором времени мне и доложила моя нещадно ноющая челюсть. Ваш подарок доставлен благополучно, огромное вам спасибо.

Наверное, всё дело именно в этом. Я не понимаю, почему день рождения считается значимым и исключительным событием. Я не понимаю, зачем непременно нужны тоскливые посиделки с родственниками и друзьями, во время которых едва ли возможно уклониться от выслушивания бесконечного потока лицемерных и лживых поздравлений.

Я не меняю свой распорядок дня из-за того, что в ближайшие сутки я в очередной раз повзрослею ещё на один год. Я прихожу домой и отключаю телефон. Я укладываюсь спать как можно раньше и машинально переворачиваюсь на левый бок; правая сторона челюсти отчаянно взывает о помощи фантомными болями.

День шестой.

Забавно и странно, наверное, после предыдущей записи разглагольствовать здесь о том, как я люблю моих родителей.
Я совсем не умею любить, меня никогда этому не учили. Поэтому я просто скажу, что испытываю глубокое чувство благодарности по отношению к родителям.

Отец научил меня стойкости. Он воспитал во мне чувство ответственности и долга. Привил мне жажду знаний, доказал необходимость добросовестно выполнять свою работу. Он терпеливо знакомил меня с этим миром; порой это были не самые приятные его стороны. Он на своём примере показывал мне, как можно легко наладить контакт с людьми, как без пыток и угроз получать от них то, что тебе нужно, как без усилий со своей стороны занимать важное место в чей-то жизни.

Мать научила меня расчётливости. Логик по своей природе, она приучила меня мыслить рационально и отстранённо, продемонстрировала преимущества скупой на эмоции натуры, показала, что порой необходимо действовать решительно и напористо, не оставляя оппоненту право выбора. Она поддерживала меня прежде; поддерживает и теперь. Сложно передать словами всё то, чем я обязан родителям; невозможно выразить глубину и прочность моей с ними связи. Я не хочу говорить о её негативных аспектах; сейчас мне важнее подчеркнуть то, как много они для меня значат, несмотря на... да какая разница; достаточно и того, что всё это хранится в моей памяти и вовсе не заслуживает вынесения на всеобщее обозрение.
Пожалуй, довольно ворошить горячие угли прошлого незащищённой рукой.

День седьмой.

1) В детстве очень любил кататься на велосипеде и коньках, в последнее время часто с тоской вспоминаю об этих увлечениях, но вернуться к ним никак не удаётся.

2) На большом пальце правой руки у меня есть небольшой шрам: ещё в дошкольные времена всем двором играли в военный госпиталь; помню, Аке была хирургом. Собственно, отсюда и шрам. Аке до сих пор смущается, когда вспоминает об этом случае.

3) Однажды мы пробрались в заброшенную школу и случайно потревожили обитающего там бомжа. Жаль, что свидетелем этого не стал наш преподаватель физкультуры: на его уроках с такой скоростью мы никогда не бегали.

4) В младших классах мы коллекционировали стеклянные шарики, до сих пор не представляю, где нам в те годы их удавалось раздобыть.

5) Никому и никогда не удавалось превзойти меня во время проверки техники чтения в школе.

6) Когда я учил Аке плавать, она едва не утонула сама и чуть не утопила меня, пытаясь выбраться на берег.

7) Мой сиамский котёнок с удовольствием ел огурцы. И любил по ночам сворачиваться калачиком у меня на макушке, так что первым, во что упирался мой взгляд с утра, была его лапа или хвост.

8) Один из самых любимых фильмов детства - фэнтези "Десятое Королевство". Пересматриваю с удовольствием.

9) Среди любимых книг могу выделить серию книг Л.Ф. Баума о стране Оз.

10) Несколько раз разбивал голову, свалившись с турника или врезавшись в батарею во время лихой погони за котом. Оно и видно, впрочем.

It`s completed, umphhhhhh... :hash2:
запись создана: 08.04.2012 в 16:17

@музыка: Procol Harum - A Whiter Shade of Pale.

@темы: набиваем номера, стадный инстинкт, безудержное веселье, Schutzstaffel

URL
Комментарии
2012-04-09 в 05:28 

Daka-El
"Nobody dies virgin, cause life fucks everyone"
ровёл без многочасового бдения в плену одеяла. Я свято верил, что драконы охраняют меня, а потому ни одно чудовище, затаившееся во тьме, не посмеет на меня напасть. Уж не знаю, было ли это воздействием магии драконов, но с тех пор я совершенно перестал бояться темноты.
надо же, как интересно!

2012-04-09 в 09:35 

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
Daka-El, я надеюсь, это была не ирония :bubu:

Что было - то было, чего уж теперь :facepalm:

URL
2012-04-09 в 15:55 

Daka-El
"Nobody dies virgin, cause life fucks everyone"
Daka-El, я надеюсь, это была не ирония
нет, конечно, фраза получилась и правда двусмысленная :facepalm: соори

Я кстати тоже помню, как в детстве в паническом ужасе скрывалась под одеялом, вот мне интересно, так у большинства детей :gigi: почему именно так мы чувствовали себя защищенными?:hmm:

2012-04-09 в 16:08 

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
нет, конечно, фраза получилась и правда двусмысленная :facepalm: соори

Да всё нормально, :kiss: это просто я сегодня мнительная херня :facepalm:

:hmm: Знаешь, вспоминая работы дядюшки Фрейда, могу сказать, что мы всего лишь пытались воссоздать атмосферу, максимально приближенную к материнской утробе. Ведь это то самое место, где мы впервые почувствовали себя защищёнными. Вспомни себя: как часто мы - уже будучи взрослыми людьми - сворачиваемся калачиком на кровати, прижимая колени к груди, когда нам больно, обидно или страшно? Неосознанно копируя позу зародыша, мы стараемся вернуться в тот период абсолютной защищённости.

Ох, впрочем, это всего лишь мои домыслы.

URL
2012-04-09 в 16:29 

Daka-El
"Nobody dies virgin, cause life fucks everyone"
наешь, вспоминая работы дядюшки Фрейда, могу сказать, что мы всего лишь пытались воссоздать атмосферу, максимально приближенную к материнской утробе. Ведь это то самое место, где мы впервые почувствовали себя защищёнными. Вспомни себя: как часто мы - уже будучи взрослыми людьми - сворачиваемся калачиком на кровати, прижимая колени к груди, когда нам больно, обидно или страшно? Неосознанно копируя позу зародыша, мы стараемся вернуться в тот период абсолютной защищённости.
кстати да... очень даже похоже на правду :hmm::hmm::hmm:

2012-04-09 в 16:53 

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
Существует такая точка зрения, по крайней мере.
Что по мне - так вполне правдоподобно звучит.

URL
2012-04-11 в 12:37 

IamDespair
[prosperity is just around the corner]
...

2012-04-11 в 12:47 

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
Три точки.
Как много в них для сердца моего.

это действительно три точки - или же внезапно взбрыкнувший 'more'?

URL
2012-04-11 в 12:59 

IamDespair
[prosperity is just around the corner]
Второе.

2012-04-11 в 13:21 

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
Что ж, очень жаль.

URL
2012-04-11 в 13:23 

IamDespair
[prosperity is just around the corner]
Это в ответ на то, что за точками, или ?

2012-04-11 в 13:27 

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
Это про то, что тэг не срабатывал ><

Сменил диз - и оно открылось!

URL
2012-04-11 в 13:36 

IamDespair
[prosperity is just around the corner]
Какая прелесть.
Что ж, теперь я снова могу скрывать свои комментарии
за точками. Йо-хо-хо.

2012-04-11 в 13:40 

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
Сколько угодно.

О том, что за точками, я пока просто промолчу.

URL
2012-04-11 в 13:43 

IamDespair
[prosperity is just around the corner]
Как бы то ни было, я честен.

2012-04-11 в 13:49 

T*tek Tor*mirroy
cien años de soledad.
Ох, не говори больше ничего. Пожалуйста.
Мы потом с тобой всё решим.

URL

forever alone and nothing hurts.

главная