• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: я к Вам пишу - чего же боле? (список заголовков)
16:40 

[c]учебное.

cien años de soledad.
Внезапно обнаружил в глубинах диска альбом Go-Zen 'Hinamatsuri'. Посмотрел на обложку (вот она) и сразу понял, почему я в своё время скачал эту дикость. Ладно, я ведь не об этом хотел написать.

Весна нагрянула внезапно, мне так и не удалось обозначить чёткую границу между нынешней зимой и календарным мартом. Во Владивостоке разницы никакой и нет, право слово.

Я пытаюсь врасти в шкуру прилежного студента, я делаю презентации и готовлюсь к семинарам. Очень огорчает отсутствие свободного времени, иначе я бы обнялся с парой-тройкой томов Томаса Манна - и можете передать привет родным и близким. Нет, спасибо, как-нибудь в другой раз.
Успел позабыть, что надо выбрать очередную книгу для домашнего чтения. Решил остановиться на "Гордости и предубеждении" - угадайте, почему, ну - Оноприенко будет в восторге, а я наконец-то дорвусь до оригинала, ибо русскоязычные тексты отнюдь не.

Вот и снова сообщение от Аке.
"Привет, как жизнь?" И россыпь смайликов, куда же без них.
"Хорошо, а чего это ты заинтересовалась?"
Нажал на "отправить", а потом как-то скучно подумал, что она теперь в очередной раз обидится, вывалит кучу упрёков в стиле "да ты уже сто лет не...", "тебе на меня плевать", "да с тобой невозможно разговаривать" и ещё что-нибудь в том же духе. Ну и отлично.

В универе появилось нечто, до боли напоминающее мне о моём Шу. Те же рыжие волосы и лёгкая рассеянность. Какие-то шмотки невообразимых оттенков, бандана, чёрт побери. Я остановился прямо перед лестницей и зажмурился на пару секунд, чтобы открыть глаза и удостовериться, что мне не показалось.
Рыжий, без тебя там как-то не так, знаешь?..

Что там по плану теперь... Весеннее обострение всяческих аллергических реакций, хроническое недосыпание, каторжный труд в стенах университета, К. со своим байком, 16-го марта ТГЕ с Женькой, куртку кожаную надо бы присмотреть, а ещё отыскать в шкафу коробку с кедами, очередная предзащита совсем скоро, а там уже и апрель, паспорт менять пора, а заодно надо бы забрать свои водительские права, да только на кой чёрт они мне сейчас, весна-весна, птички чирикают,
боже, какое счастье, пойду покурю.

@темы: неоконченная симфония, секреты тайной переписки, свободное время? не, не слышали, я к Вам пишу - чего же боле?, высшее образование? пффф!, унылые жизнеописания, Женечка, Akemi

URL
16:56 

[fuckin' shame]

cien años de soledad.
Так. Так. Возьми себя в руки. Сосредоточься, чёрт бы тебя побрал.



Я отпустил себя, когда в десять вечера стоял на остановке в центре города, дожидаясь автобуса. Воздух внезапно перестал поступать в лёгкие, я в три затяжки прикончил сигарету и следующие десять минут старательно давил в себе желание упасть на колени прямо посреди улицы и завыть в голос. Я осознавал себя Брэндоном, я задыхался, я едва мог стоять на ногах.

Возвращаясь к началу этого дня, стоит отметить, что водка на обед - не самая удачная идея из тех, что посещают мою голову. Особенно с учётом того, что всё та же водка удачно дополняла накануне мой ужин. Нет, я никогда не напиваюсь до потери сознания, но так не в этом же дело. Алкоголь абсолютно перестал оказывать на меня хоть какое-то воздействие; я подремал на огромной кровати, лениво размышляя о моих отношениях с А.Б., потом выполз к матери в столовую, разглядел за окном все признаки улучшения погодных условий и возвестил, что на "Стыд" я поеду именно сегодня.

Если говорить о фильме... Думаю, тот факт, что в автобусе меня колотило, я с присвистом вдыхал воздух через судорожно сжатые челюсти и никак не мог совладать с лихорадочной дрожью рук, уже о многом говорит. Всё то опьянение, что должно было преследовать меня ещё со вчерашнего вечера, настигло меня именно в ту секунду, когда я покидал кинотеатр.

Выступление Сисси, выражение лица Брэндона в момент оргазма, автоответчик, талдычащий одно и то же, девушка в метро, секс у огромного окна с видом на город, отчаянные попытки что-то изменить.

Я кусал губы и пытался собрать свою разваливающуюся сущность, плеер подсовывал какую-то ерунду, я искал что-то существенное, но не находил ничего. Под чарующие звуки из заглавной сцены "Лебединого озера" я твердил себе, что это не конец, что ещё остаётся шанс что-то исправить, но бесконечное напряжение последних месяцев скручивало нервы и выжигало сетчатку, ослепляя бесчисленными вспышками фар проезжающих мимо автомобилей.

Я не могу продолжить описывать остальные события этого вечера. Это... слишком.

@музыка: Чайковский - Лебединое озеро (scene).

@темы: агония видеоиндустрии, расходный материал, я к Вам пишу - чего же боле?, унылые жизнеописания

URL
15:59 

[nuff said]

cien años de soledad.
- Обалдеть, да?
- Что?
- Ну, тебе нравятся рыбы; мне тоже. Может быть, пообедаем вместе и поговорим о рыбках?
- Я бы лучше встретилась с рыбой.
- С этой?..




Когда я учился в начальных классах, многие мои знакомые были увлечены разведением аквариумных рыбок.

Рыбки - это такие маленькие бессмысленные существа, толку от которых немного, зато забот - хоть отбавляй.
Помнится, у меня были стандартные гуппи, меченосцы; пара неонов, кажется. Огромные улитки бледно-кремового цвета и их более мелкие багряно-коричневые собратья. И пучок водорослей - этакая декорация для импровизированного подводного царства.
А ещё у меня была книга. Такой здоровенный атлас с картинками, где описывались различные виды аквариумных питомцев, их особенности и условия содержания.

Если вы ещё помните, как выглядит школьный учебник биологии, то с лёгкостью представите себе то, о чём далее пойдёт речь.
Итак. Особенности внутреннего строения самки гуппи. Или меченосца.
А дальше... А дальше книга эти самые особенности наглядно иллюстрировала. Очень подробные описания сопровождали каждое изображение; и надо было быть воистину святым, чтобы удержаться от соблазна проверить всё это на практике.
Излишней святости у меня замечено не было, а потому количество самок в моём аквариуме стало стремительно убывать.

Почему в мою немилость попали именно самки, спросите вы.
В том трепетном возрасте я ещё не мыслил категориями достопочтенного дядюшки Фрейда, поэтому рассуждения на тему моих сексуальных девиаций мы прибережём до лучших времён. Всё куда прозаичнее, нежели кажется. Параметры самок (как гуппи, так и меченосцев) куда впечатлительнее, чем объёмы аналогичных самцов. Несмотря на то, что я был вооружён ненадолго одолженным у отца скальпелем, моя подкованность в вопросах вскрытия была весьма и весьма сомнительна (пара десятков жуков до этого в счёт не идут).

У рыбок крошечные сердца; объём желудка самки в два, а порой и в три раза превышает объём сердечной мышцы. Иногда я потрошил беременных меченосцев; в своих сверкающих телах самки скрывали до семидесяти мальков; их я давил остриём скальпеля.
Всё то, что оставалось после моих научных изысканий, без особых церемоний было зарыто в продолговатом ящике с землёй, который стоял на балконе. По весне мать разрыхляла грунт, сыпала какие-то удобрения и семена.

Цветы в этом деревянном гробу всходили просто изумительно.

@музыка: Оля и Монстр - Жертва.

@темы: унылые жизнеописания, плачь и смотри, я к Вам пишу - чего же боле?, расходный материал

URL
15:21 

lock Доступ к записи ограничен

cien años de soledad.

URL
13:08 

[my dear, I have no idea]

cien años de soledad.
Проигрыватель по очереди воспроизводит всё содержимое папки с говорящим названием 'Diorama'.
Я снова не знаю, о чём здесь написать.

Забрал своё железо из тех.поддержки, с изумлением обнаружил свежезагруженный Mail.ru-агент и иконку скайпа на рабочем столе. Какой тонкий намёк, благодарю.
Впрочем, желание наладить общение с кем-либо так и не появилось. У меня постепенно назревает подозрение, что оно и не появится. Прискорбно.


Звонит родительница, спрашивает, как там Аке справляется с сессией.
Мама расхваливает Женю; никто и не сомневался в благополучном исходе их знакомства.
Мама говорит, что видела кого-то там из моих бывших одноклассников.
Мама хочет знать, где сейчас находится Рэй.
Маму мои знакомые интересуют куда больше, чем они должны бы интересовать меня.

Я раздражённо вздыхаю и отвечаю, что с Аке я не созваниваюсь и понятия не имею, жива ли она вообще.
Я фыркаю и говорю, что Женька - это лучшее, что могло со мной приключиться за эти три года.
Я тоскливо смотрю в окно и молчу.
Я лениво думаю о том, что надо бы написать Рэю, но после забываю об этом намерении.
Мне абсолютно плевать, какие изменения у кого происходят в жизни.

Хоспадибожемой, ну вот как мне дальше жить.

@музыка: Diorama

@темы: проходя мимо - проходите, Мёртвое море, sea of despair, унылые жизнеописания, Женечка, Reitano, Akemi, я к Вам пишу - чего же боле?

URL
17:38 

[er heißt Erik]

cien años de soledad.
Уважаемые, нижеизложенный текст представляет собой ряд идейных соображений на тему "что день грядущий нам готовит", а потому к прочтению вовсе не обязателен.

Завтра очередной день имени меня.

С утра в универ; решил, что после непременно отправлюсь в кино. Подумал, что все три части "Шерлока" я преспокойно могу посмотреть дома, а потому остаётся только разрекламированная "Девушка...", ради которой мне придётся тащиться в "Океан" (с другой стороны, вариант с визитом в "Иллюзион" доставляет ещё меньше). Впрочем, можно посидеть в суши-баре. Или предварительно подремать в "Клевере" на седьмом. Или пройтись по магазинам, заглянуть в книжный и пустить там корни у стенда с литературой определённой направленности. Так или иначе, но часа полтора на всё это в моём распоряжении будут, это несомненно.

Порой я испытываю смутное сожаление из-за того, что в этом городе у меня есть какие-то знакомые, приятели, люди, которых знаю я и которые когда-то промелькнули в моей жизни. Как это было бы замечательно - быть совсем одному.
Иногда мне даже приятны мимолётные контакты с людьми: "Зажигалку не одолжите?", "Не подскажете, где находится...?", "Скажите, а 54а - это в центр?" - диалоги в пару фраз, стандартные формы вежливости, без имён и запоминания лиц, одномоментное и цельное событие.
Иногда - это когда мизантропические воззрения не вспарывают мне черепную коробку тупым консервным ножом.

Зима отчего-то и не зима вовсе; наушники избавляют от лишнего шума, рядом никто не идёт - и мне совсем не нужно отвлекаться на чьи-то замечания, подстраиваться под чужой шаг и делать вид, что происходящее вокруг в должной мере меня интересует.

Я едва ли могу представить себе человека, от общества которого мне не захотелось бы избавиться спустя непродолжительный промежуток времени.

@музыка: Ария - Там высоко.

@темы: я к Вам пишу - чего же боле?, плачь и смотри, проходя мимо - проходите, Мёртвое море, унылые жизнеописания

URL
10:14 

lock Доступ к записи ограничен

cien años de soledad.

URL
12:37 

[all about us]

cien años de soledad.
Теперь я Макс не только с утра, но и по вечерам. Одно слово - 'сессия'.
Где-то у меня был тест с такой же итоговой раскладкой, поэтому не буду подчёркивать, что из нижеизложенного хоть как-то можно приписать моей скромной персоне.

В чём смысл? Думаю, тут всё довольно просто.
Сегодня на паре истории языка обсуждали с Ю.С. соционику. Кстати, Ю.С. - тот самый Горький. Бывает же.
Ситуация, требующая тотального контроля, строгого соблюдения временных рамок и упорного труда, попросту меняет мне полюса. И получается из сенсорно-логического интроверта суровый логико-сенсорный интроверт. Две крайности одной сущности. Всего лишь.

читать дальше

А Женечка у нас получилась Есем. Меня это в какой-то мере радует - как Горького.

@темы: я к Вам пишу - чего же боле?, набиваем номера, высшее образование? пффф!, Женечка

09:43 

[№214782]

cien años de soledad.
Вот и снова слабость.
И когда же я запомню: если ты не ешь - ты не куришь. Никаких исключений.
Нет, запомнить-то я запомнил, а вот следовать этому золотому правилу всё как-то не случается.
А потому не приходится удивляться: вот и снова слабость.
Здравствуй, родная, я так тебя ждал.

То ли я впал в спячку, то ли тотальное безразличие воцарилось в основах моего мировосприятия, но для меня более всего желанно погрузиться в сонную тишину своей серой комнаты и понемногу растворяться в бесконечной веренице дней, пылью оседающих на всех доступных горизонтальных поверхностях.

Мысли - ленивые, спокойные. Размеренное сердцебиение, вялые сокращения желудочных стенок. Немного холодно, немного грустно. Это слегка напоминает мне о той зиме, когда мне казалось, что лёд чёрной реки будет вечно удерживать меня на самом дне под чудовищным гнётом застывших вод.
Впрочем, почему 'казалось'? Быть может, все мои попытки вернуться к нормальной жизни на деле оказались лишь кратковременной возможностью вынырнуть на поверхность, чтобы жадно заглатывать стылый воздух и бестолково озираться вокруг.

Остаётся только кутаться в клетчатую вельветовую рубашку, изображать мимическую активность, о которой Ахматова, несомненно, сказала бы что-то в духе '...искривился мучительно рот', и с каким-то мрачным удовлетворением рассуждать о деяниях достопочтенного Андрея Романовича. Или о десятом блоке. Или о Гроссмане. Или...

Скорее бы пришла весна. Скорее бы прошло ещё полтора года. Скорее бы.

@музыка: adele - hometown glory.

@темы: расходный материал, я к Вам пишу - чего же боле?, находка для патанатома, унылые жизнеописания

URL
15:10 

[er heißt Erik]

cien años de soledad.
Начнём с того, что я как-то не привык плакаться на жизнь. Посетовать на какие-то мелкие неурядицы - да, но все глобальные переживания так и пережёвываются моим сознанием самостоятельно.

Отчего-то жизнь зависла на отметке 'rough time' и упорно не желает сдвинуться с мёртвой точки.
Раньше был спрут; теперь же грудину проломила какая-то дрянь, оставив после себя огромную дыру с разлохмаченной плотью по краям. Порой мне кажется, что к этому провалу подключили огромный насос, непрестанно качающий в меня боль-боль-боль. На сей раз боль не физическая - моральная. Написал бы 'душевная', а разве есть она у меня, душа эта? Кто знает.

Самое смешное (или печальное; как сказать) заключается в том, что я, наверное, даже могу расписать все свои страдания по пунктам, придумать пару десятков способов самовосстановления, но мазохист во мне чересчур доволен сложившейся ситуацией, а тому мне, кто скрывается за всеми эти шаблонами, слишком паршиво, чтобы что-либо предпринимать.

Я всё ещё привыкаю к Женьке
; строим какие-то совместные планы на январь, на ближайшую пятницу, на завтра. Мысль о совместном проживании в дальнейшем меня уже не пугает.
Пожалуй, это тот единственный человек, которого я сейчас подпускаю к себе на расстояние вытянутой руки. Фигурально выражаясь, разумеется.

Аке? Ради всех святых, разве она когда-то что-то замечала?
Финальным аккордом стало до боли знакомое 'Ты можешь мне на день рождения ничего не дарить, потому что я не знаю, что подарить тебе, а деньгами откупаться как-то неправильно'.
Нет, ну действительно, если уж даже человек, с которым я знаком с пелёночно-ползуночного возраста - и тот не знает, что мне подарить, так что тут говорить об остальных.
И чему я удивлялся, спрашивается.

Оно всё как-то накопилось. Эти бесконечные чёрные реки кофе, эти три-четыре часа беспокойного сна, эти дрожащие руки и внезапная седина в волосах, эти холодные времена без шанса разобраться в себе, это опротивевшее одиночество и тяжёлый бег времени.

@музыка: Lacrimosa - Fassade - 3. Satz

@темы: я к Вам пишу - чего же боле?, sea of despair, унылые жизнеописания, Женечка, Akemi

14:40 

[ябысдох]

cien años de soledad.
Второй день порываюсь что-нибудь написать, но все мои попытки оканчиваются появлением ещё одной записи в разделе "Черновики".

Я читал конрадовское "Сердце Тьмы"; перед моими глазами клубилась мгла.
Это случается не так часто, но порой впечатление от книги само собой окрашивается в какой-либо определённый цвет, приобретает запах, вкус и звук.
После прочтения "Жерминаль" Золя меня преследовало навязчивое желание смыть с себя угольную копоть, грязь и пот.
А потому вполне объяснимо, что "Гаргантюа и Пантагрюэль" я осилил ровно в том объёме, который был необходим для получения зачёта.
Впрочем, я опять не о том.

Я тут задумался: в день я принимаю 7 (+2, а сегодня +3) таблеток. Как-то это всё...хм.
Смутно вспоминаются аналогичные моменты моей жизни; к сожалению, таковых достаточно.
Вот и снова боль, я раздражённо роюсь в ящиках стола, пытаясь обнаружить хоть что-нибудь от.
Ей-богу, ещё немного - и я стану писать слово "боль" с заглавной буквы.

Сезонное обострение мизантропии, отягощённое систематическими проявлениями социопатии.
После всего этого я как-то странно измотан, будто уровень жизни застыл на отметке 'десять' по стобалльной шкале. Мир утопает в формалине, я выхожу из дома и медленно плыву по улицам; внутри меня - тоже формалин, в котором неспешно вальсируют таблетки.

@темы: расходный материал, я к Вам пишу - чего же боле?, находка для патанатома, sea of despair, унылые жизнеописания

URL
16:49 

[er heißt Erik]

cien años de soledad.
Первую половину дня я провёл в Находке. Да, в центре города я всё-таки ориентируюсь вполне сносно, хотя и являюсь нечастым гостем данного населённого пункта.
Опять вынудил потратить на себя n-ную сумму денег. Порой моё потребительское отношение к людям - к близким людям - меня весьма раздражает.
Впрочем, я не виноват, что сегодня с самого утра у меня из носа периодически начинает хлестать кровь, я не виноват, что бледен до зеленоватого оттенка плесени на сыре, не виноват, что у меня холодные руки и страдальчески искривлённая линия губ. Всем так и хочется подбодрить меня очередным подношением; собственно, я и не сопротивляюсь. Это не в моих интересах.

На огромном экране передо мной два хоббита бредут по лесу, обмениваясь редкими замечаниями. Я могу цитировать все три фильма по памяти; я подхватываю монолог (или диалог?) Голлума, но сбиваюсь, когда пронзительно-яркие глаза Фродо буквально приковывают меня к креслу.
Я помню, у кого были такие же глаза. Чёрт-чёрт-чёрт.
Впервые в жизни искренне рад рекламе; напевая "don't wanna close my eyes, I don't wanna fall asleep 'cause I miss you babe", я рывками высвобождаюсь из цепких лап ассоциаций.

Опять наткнулся на упоминание об исследованиях Менгеле.
Вспомнился эпизод из сегодняшнего утра. Едем с матерью и Т.Ю. в автобусе, на одной из остановок заходят несколько лиц чуркистанской национальности.
Я спрашиваю у матери, расистка ли она. Она даже не задумывается: "Нет". Я задумчиво покусываю нижнюю губу и говорю: "А вот я расист. И многие идеи нацистов поддерживаю. Понимаешь?"
А она смеётся.
Нет, я ей только что практически прямым текстом сказал, что с удовольствием бы вводил этим хачам-лихачам внутривенно плутоний, а она - она смеётся.

Однажды я спросил её, стала бы она меня меньше любить, если бы знала, что я сознательно убил множество людей.
"Я бы любила тебя по-прежнему", - сказала она. "Но ты всё равно никогда не убивай".

@темы: расходный материал, я к Вам пишу - чего же боле?, плачь и смотри, Мёртвое море, находка для патанатома, унылые жизнеописания, Schutzstaffel

URL
17:53 

[ain't afraid to die]

cien años de soledad.
Крайняя степень паршивости.

Я дожидаюсь, пока все уснут, и выхожу на балкон. Я ждал этого момента целый день.
Затягиваюсь жадно, поминутно оглядываясь через плечо. Мать не выносит, когда я курю при ней. И не имеет значения, что она спит в другой комнате.
Остро пахнет осенью и дождём. Сигаретный дым вполне гармонично дополняет эту симфонию ароматов.
Капли срываются с карниза и разбиваются о пальцы. Сигарета слегка намокает, но не гаснет.
В этот момент мне абсолютно плевать на намерение завязать с курением. Мне слишком хреново, чтобы отказать себе в возможности выпустить в осень вместе с дымом немного своей боли.
Боль. Боль. Больбольбольболь. Внутри всё переворачивается и скручивает внутренности в один большой вибрирующий ком. Последняя затяжка - и жалкий трупик сигареты отправляется в свой первый и последний полёт.
Я с наслаждением вдыхаю ночной воздух и собираю капли, падающие с карниза, сложив ковшиком ладони. Здесь дождь пахнет дождём, а не бензином. Я уже почти забыл, как это бывает.

Я закрываю балконную дверь и иду в ванную.
Стою под душем, вспоминаю о своём "жаль, что нельзя вымыть с мылом душу", невыразительно смотрю на мигающие цифры на табло водонагревателя. 76.

Семьдесят шесть.
Ну нет, так долго мне точно не протянуть.
Какие-то странные, будто и не мои вовсе, рассуждения о тихом загородном доме, кресле-качалке на крыльце и долгих закатах, когда тёплые лучи заходящего солнца ласкают слегка подрагивающие пальцы, цепко сжимающие любимую книгу, заставляют щуриться и улыбаться, а время кажется таким бесконечно долгим и всё тянется, тянется, тянется, пока последние лучи скользят по широким ступеням крыльца.

Когда я выключаю воду, на табло мигает злополучное 27.
Двадцать семь.
Когда меня впервые посетила мысль, что я умру именно в этом возрасте?
Я родился, когда моей матери было двадцать семь лет. Что ж, было бы логично умереть практически на пороге тридцатилетия.

Я механически вытираюсь и натягиваю на чуть влажное тело майку. Серую. У меня почти все вещи серого цвета.
Говорят, это желание слиться с толпой. Ради бога, мне бы и в голову не пришло отождествлять себя с этим стадом.
Серый - это стабильность. Это мой дождь, питерский асфальт, глаза Бренна, размеренное течение жизни, вполне естественное желание слиться с городом - с городом, не с людьми - и мягкая дорожная пыль. Это порох, это пепел и тысячи писем с поблекшими чернильными строками, это "Requiem aeternam" Моцарта и суровое небо над головой.

Вот только отчего же мне так мёртво.

@музыка: Daniel Barenboim, Kathleen Battle, Matti Salminen — Introitus: Requiem aeternam.

@темы: я к Вам пишу - чего же боле?, sea of despair, унылые жизнеописания

URL
02:53 

[ich weiss]

cien años de soledad.
Уже который день убеждаю себя, что этот человек мне нравится.

Когда я впервые начал имитировать чувства? Не позднее 2006го года. Возможно, в конце 2005го.
Имитировать эмоции я стал гораздо позже. А лучше бы наоборот.

Вечером звонит Аке. Я ещё в Находке; в супермаркете шумно, я торопливо выхожу на улицу и принимаю вызов.
Она всё-таки едет домой. Славно.

По второму кругу рассказывает про Юркевич; я улыбаюсь и киваю - будто она может это увидеть - потом как-то внезапно замолкает и осторожно сообщает, что Абсурд нынче снова в свободном плавании. Я фыркаю и говорю, что ничуть не удивлён; это же Абсурд, его всегда было сложно удержать. И тут Аке буквально прорывает, она что-то говорит о сообщениях, которые мне когда-то писал этот самый Абсурд ("таааак, опять рылась в моём телефоне," - мрачно думаю я), о каких-то совместных ночёвках, потом вспоминает о том, как мы вместе поехали к Абсурду домой на Тихую, а там он разругался с братом, после чего мы массово рванули к нам на Нейбута. Она говорит о том, что когда-то мы все встречались почти каждый день, всё было совсем по-другому, а теперь ей дико жаль, что те времена уже не вернёшь.

Я размеренно шагаю по парковке и молчу. Да и что я могу сказать. У Аке свой взгляд на события того времени, у меня - свой.
Я жду, пока она закончит, и небрежно бросаю, что мне уже пора ехать. Желаю удачного пути - ей ещё трястись в дороге около восьми часов - и отсоединяюсь.

Первое утро во Врангеле начинается для меня в 4:27.
Я снова паршиво сплю; это даже и сном-то назвать нельзя. До семи утра я ещё кутаюсь в одеяло и старательно смежаю веки, пытаясь уснуть. Потом плюю на это дело, натягиваю халат А.Н. и тащусь на кухню. Мама готовит завтрак, ей вот-вот пора на работу. Появляется А.Н., я заливаю кофейные гранулы в кружке кипятком и меланхолично глотаю горькую жидкость, прислонившись к горячей батарее. А.Н. делает мне бутерброд со сливочным маслом. Я не ем бутерброды с маслом, но отказываться неудобно, поэтому я благодарю и осторожно откусываю от ломтика батона. Масло свежее; мне даже вкусно. Я чувствую, как у меня теплеет взгляд.
Утро.

@музыка: Schandmaul - Vogelfrei.

@темы: я к Вам пишу - чего же боле?, плачь и смотри, Мёртвое море, находка для патанатома, унылые жизнеописания, Akemi

URL
13:58 

[kiss me deadly]

cien años de soledad.
Я прихожу с занятий, включаю ноутбук, осторожно проскальзываю на кухню, чтобы приготовить кофе, а затем возвращаюсь в свою комнату, дабы отведать сей напиток и насладиться просмотром очередного фильма.

Всё стабильно. Не забыть расписать ближайшие пару месяцев буквально по часам. Сделать пометку на декабрь: в двадцатых числах месяца надо выделить пару вечеров для походов за подарками.

В такие моменты я всегда радуюсь, что уровень моих отношений с подавляющим большинством людей вовсе не обязывает меня щедро одаривать их к каждому празднику. Я не признаю банальных и дешёвых подарков, сделанных на скорую руку.
Деньги на покупку сувениров для близких мне людей я начинаю откладывать заранее, что для меня ничуть не проблематично.

Иногда я испытываю некоторое сожаление, ведь у меня нет такого друга/родственника, каким для некоторых являюсь я сам.
Дело в том, что я действительно стараюсь подмечать малейшие потребности и пристрастия человека, а потому мой подарок для него всегда будет из разряда "давно мечтал об этом, но сам бы себе такое позволить не смог".

Так вот, каждый раз перед мало-мальски крупным праздником я слышу один и тот же вопрос: что_тебе_подарить???

Право слово, подарите мне такого человека, у которого никогда не будет возникать проблема с выдумыванием подарка для меня.

@темы: я к Вам пишу - чего же боле?, плачь и смотри, Мёртвое море, sea of despair, унылые жизнеописания

10:37 

[this time for Azkaban]

cien años de soledad.
13:44 

lock Доступ к записи ограничен

cien años de soledad.

URL
09:27 

[давай останемся никем]

cien años de soledad.
Очень тихо. По сопкам ползёт туман, на клумбах пышно цветут георгины, асфальт слегка влажный, но дождя нет. Уже нет.
Здесь спокойно. Во Врангеле я был лишь однажды, да и давно это было.
А теперь, когда у меня был шанс хоть как-то осмотреться, я бы хотел остаться здесь надолго.
Но я не останусь. Я никогда не остаюсь.


Тоску блаженную ты знаешь ли, как я?
Как я, ты слышал ли всегда названье: «Странный»?
Я умирал, в душе влюблённой затая
Огонь желания и ужас несказанный.

Чем меньше сыпалось в пустых часах песка,
Чем уступала грусть послушнее надежде,
Тем тоньше, сладостней была моя тоска;
Я жаждал кинуть мир, родной и близкий прежде.

Тянулся к зрелищу я жадно, как дитя,
Сердясь на занавес, волнуясь и грустя…
Но правда строгая внезапно обнажилась:

Зарю ужасную я с дрожью увидал,
И понял я, что мёртв, но сердце не дивилось.
Был поднят занавес, а я чего-то ждал.


Задёрнуть шторы, запереть двери, выбросить ключи.
Так и должно быть.

@темы: я к Вам пишу - чего же боле?, унылые жизнеописания

09:51 

[с]учебное.

cien años de soledad.
До Покровского так и не добрался, потому как застрял в универе почти до 16.00.
Меня ждёт семинар по лексикологии (что отнюдь не вдохновляет, смею заверить) и презентация по лексике. Если останутся силы на что-то ещё, примусь за другие задания, ассортимент позволяет.

Завтра еду в Находку, там меня встретят и отвезут во Врангель. Сто лет там не был. Зато не будет соблазна устроить себе весёлые выходные с походами по клубам и ночёвками у друзей-товарищей.

Взять с собой тетради и модем. Ноутбук мне обещали предоставить. Заниматься усердно, не отвлекаться на ерунду. Кроме того, курсовую мне необходимо сдать на проверку руководителю ещё до декабря, ибо двенадцатый месяц года ознаменуется проведением какой-то конференции, на которую третьекурсникам вход, собственно, заказан, но для меня и Женьки Г.И. сделала исключение, а посему нам придётся за месяц раздобыть материал на полноценную работу, которую не стыдно будет представить к обсуждению.

Да, всё идёт к тому, чего я и добивался: выборочная изоляция.
Останется Женя, останется универ, "клевер" пару раз в неделю, любимая библиотека и арендуемая комната.
Чёрт, я в следующем году защищаю диплом, пора браться за ум, в самом деле.
Кому нужны эти одноразовые отношения, не приносящие ни удовлетворения, ни душевного равновесия? Череда смутно знакомых лиц, клубы табачного дыма и грохот музыки. Попытки что-то донести до людей, которые априори не способны меня понять. Фальшивые улыбки; по привычке отводить взгляд, скрывая глаза за отросшей чёлкой.
Да, в 2013 я улечу в Калининград. Надеюсь, очередной конец света не нарушит мои планы.

@музыка: Gregorian - Losing My Religion.

@темы: расходный материал, я к Вам пишу - чего же боле?, высшее образование? пффф!, унылые жизнеописания, Женечка

13:01 

lock Доступ к записи ограничен

cien años de soledad.

URL

forever alone and nothing hurts.

главная